Банкротство не панацея от долгов

Институт несостоятельности в России в настоящее время претерпел множество изменений, дополнений и расширений. В том числе получил свое развитие институт привлечения к дополнительной ответственности. Обычно кредиторам должника бывает трудно получить с него хоть что-то, особенно без залога. Такова практика, но недобросовестные бизнесмены еще до процедуры банкротства успевают вывести все активы. Сама процедура зачастую контролируется самим должником, а значит и управляющий, в данном случае, будет защищать интересы заказчика. Дабы вывести ценные активы из предприятия-банкрота, предприниматели используют многочисленные схемы, скрывая своё влияние через подставных лиц.

Для того, чтобы кредиторы все таки получили причитающееся им удовлетворение, а должник расплатился по своим долгам, законодатель верно счел необходимым расширить круг оснований привлечения к ответственности виновных лиц. А, чтобы данный институт был более эффективный, свои тезисы выдвинули Верховный суд и налоговая служба.

В частности, и Правительство разработало положения, согласно которым, «субсидиарка» возможна и после окончания конкурсного производства. На привлечение контролирующего лица к ответственности, кредиторам предоставлено 3 года после ликвидации должника, если данное заявление не могло быть заявлено в ходе процедуры по объективным причинам. В качестве одной из таких причин, например, можно отнести обстоятельства виновности бенефициара, ставшие известными только после окончания процесса.

Контролирующим лицом закон называет, кроме прочего, и тех, кто «извлекал выгоду из незаконного или недобросовестного поведения должника». Узнать, кто на самом деле скрывается за корпоративной вуалью, может помочь, к примеру, «номинальный» директор, согласившись на «сделку» с судом. Предоставив весомые доказательства, выявляющие «теневых» собственников предприятия, номинальный директор может избежать ответственности. Весомой для суда будет информация о том, кто фактически руководит организацией, какие имеются у этого лица личные активы или имущество, принадлежавшее ранее организации, то есть информация, которой нет в общем доступе, что в свою очередь может облегчить возврат долгов.

Бремя доказывания невиновности полностью возлагается на лиц-«подозреваемых». Однако, наличие вины, при определенных обстоятельствах, не играет существенной роли, и контролирующее лицо будет отвечать по долгам компании-банкрота при невозможности полностью погасить задолженность перед кредиторами, если этим лицом было совершена, одобрена или получена выгода от сделки, нанесшей имущественный вред кредиторам. Если в связи с незаконными действиями руководителя выгоду получило иное лицо, такое лицо также должно быть признано контролирующим и может быть привлечено к ответственности.